Литературное творчество

Страничка творческой жизни

Сообщение Ирина Жгурова » Вс апр 26, 2009 6:03 am

По хрустящему снегу замерзших прудов,
И по шпалам как будто по нотам,
По асфальтовой корке больших городов,
По проселкам и старым мостам
Пешеходы идут, пешеходы идут
По лесам, по полям, по болотам
Шаг за шагом меняя привычное "тут"
На не очень понятное "там".
Шаг за шагом меняя привычное "тут"
На не очень понятное "там".
***
Берега, берега берег этот и тот,
Между ними река моей жизни.
Между ними река моей жизни течет,
От рожденья течет и до тризны.
Там, за быстрой рекой, что течет по судьбе,
Свое сердце навек я оставил.
Свое сердце навек я оставил тебе,
Там, куда не найти переправы.
А на том берегу незабудки цветут,
А на том берегу звезд весенний салют,
А на том берегу мой костер не погас,
А на том берегу было все в первый раз
Вложения
.jpg
.jpg (24.61 КБ) Просмотров: 4386
Ирина
От улыбки станет всем светлей...
Аватара пользователя
Ирина Жгурова
Всегда рядом
 
Сообщения: 3243
Зарегистрирован: Пт ноя 16, 2007 2:25 pm
Откуда: Россия Тюмень

Сообщение Ирина Жгурова » Пн май 18, 2009 7:35 am

САД
Ник Иванов
(Сад цветов на пыльной дороге...)



"...ДОЛГ – это совсем не обязанность, как принято считать… Это - большая ЧЕСТЬ и где-то немного сострадание, жалость к людям, к друзьям, к близким, к Родине, просто к делу, наконец… Это осознание того, что без тебя что-то не состоится, не состыкуется, где-то не срастётся, где-то не свяжутся ниточки, а может, просто всё пойдет вразнос… Поэтому ДОЛГ он, наверное, всё-таки ближе к ЛЮБВИ стоит…"

(Экзальтации света. - http://www.proza.ru/2008/02/08/246 )


* * *

.................

(...И тут Он поведал мне об одной притче…)

-Одна женщина воспитала трех сыновей… Они выросли и покинули родной дом… Что поделать – таков закон жизни. Птенцы рано или поздно покидают свои гнезда! Горевала женщина, так как осталась совсем одна и некому было ей больше отдавать свою любовь… Через некоторое время около дома она устроила сад, Сад цветов. Женщина заботилась о нем, как будто это были не цветы, а её дети. Она их любила и любила долго находиться внутри этого сада, разговаривая с цветами. А когда места внутри уже не было,- стала высаживать цветы рядом - вдоль пыльной дороги… И через некоторое время большая часть этой дороги благоухала ароматами и переливалась всеми красками мироздания. И каждое утро в назначенный час и каждый вечер женщина носила воду из источника… для цветов, ибо вода – их жизнь и если бы она не делала этого, то цветы бы погибли! Но она не могла этого допустить, ибо это были не просто цветы, но её дети… и у каждого из них было своё имя... Многие путники, проходившие по дороге, восхищались женщиной! Другие разводили сады по её примеру… Но были и те, кто не понимал и не принимал её выбора. Они шли по цветам, втаптывая их в пыльный песок…, с ненавистью смотря в сторону женщины… И был один человек, который сам разводил цветы, но для продажи… и женщина эта была ему особенно ненавистна, ибо мешала его прибыли и наживе, ведь любой мог выбрать себе цветок по душе в саду женщины и, к тому же, без всякой оплаты! И каждый месяц он приходил в назначенный час и уничтожал цветы, высаженные вдоль дороги женщиной. А наутро она тихо плакала, будто увядшие стебли были не цветы но её погибшие на поле брани родные дети…, и у каждого из них было своё имя... она целовала их увядающие бутоны, прижимала к груди и слезы катились из ее глаз … Будто в поминальной молитве перед Господом нашим она тихо шептала их имена... И Отец наш небесный СЛУШАЛ её прощальную песню и мать-Земля ей внимала… А потом она вновь высаживала цветы вдоль пыльной дороги и ровно через месяц они воскресали в своей первозданной красоте… И каждое утро в назначенный час и каждый вечер женщина носила воду из источника… для цветов, ибо если бы она этого не делала, то они бы погибли! Но она не могла этого допустить, ведь это были её дети… А затем все повторялось... В назначенный час приходил человек и уничтожал все её цветы, высаженные вдоль дороги. Так было несколько раз. Но однажды, когда тайно, под покровом ночи он пришел… и стал делать своё тёмное дело, он увидел, что женщина эта стоит поодаль: «О Господин! Зачем же ты делаешь это? Что сделали мы тебе плохого? И если сделали – то как искупить нам свою вину?» Но не было вины у этой женщины, ибо была она чиста перед людьми и Господом. И вот среди звезд небесных вдруг возникла легкая дымка, потом она превратилась в темную тучу, которая опустилась и накрыла собой почти всю землю, сверкнула молния, раздался гром и поразила эта молния человека... - упал он замертво, чтобы всю оставшуюся жизнь, находясь без движения, наблюдать из своего дома за садом женщины, который он хотел разрушить, но не смог этого сделать, ибо сама мать-Земля возмутилась духом и защитила безгрешную женщину. Истинно, истинно говорю вам:

НАСТОЯЩИЕ СВЯТЫНИ НЕ МОГУТ БЫТЬ РАЗРУШЕНЫ! А ЕСЛИ И РАЗРУШАЮТСЯ КЕМ-ЛИБО, ТО ВОСКРЕСАЮТ ВНОВЬ!
Вложения
.jpg
.jpg (25.61 КБ) Просмотров: 4343
Ирина
От улыбки станет всем светлей...
Аватара пользователя
Ирина Жгурова
Всегда рядом
 
Сообщения: 3243
Зарегистрирован: Пт ноя 16, 2007 2:25 pm
Откуда: Россия Тюмень

Сообщение Ирина Жгурова » Вт май 26, 2009 4:03 pm

Владимир Вишневский

Женщина, мужайся, ничего,
Это жизнь, бывало ведь и хуже...
Мне, вот, скажем, было каково -
Одному любить тебя, без мужа?
***
Куда пропал?...Да не было в живых...
***
Ты мне роди, а я перезвоню!..
***
Любви моей не опошляй согласьем...
***
Опять звонили от мадам Тюссо...
***
Желанная моя, скорей бы утро!...
***
Так изменял, но в мыслях - никогда!...
***
Любимая, да ты и собеседник!...
***
Как нагло говорят мужья : "Алло"!
***
А вдуматься - мы чаю и не пили!...
***
И женщина, как буря, улеглась...
***
Так хорошо, что скоро станет хуже...
***
Вернулся муж, а мы в прямом эфире!...
***
Я умираю, но об этом позже...
***
В противном случае я стану с Вами жить...
***
Не так я Вас любил, как Вы стонали...
***
Мы тоже не всего читали Шнитке!...
***
Был отвергаем, но зато - какими!...
***
Все больше людей нашу тайну хранит...
***
Любимая, желанная моя!..
Логичней, если это буду я.
***
Ты думала, что это сложно,
Ты думала, что я простак.
А счастье было так возможно!...
И так возможно, и вот так.
***
Дал слабину - пришел к тебе с повинной:
Хочу твоей быть сильной Половиной.
***
...Ах, отчего ж в общении со мной
Баланс у Вас кислотно-сволочной?...
***
Мадам, не улыбайтесь, это страшно!
***
Ты мне улыбалась, увы, лишь во сне.
(Я, кстати, уже не уверен, что мне.)
***
...Боже правый, белый свет туши,
тут не надо быть искусствоведом:
если Вы зимой так хороши -
как же хороши должны быть летом?!
***
Не на крест, не на плаху,
как пристало поэту.
Что же, на фиг, так на фиг.
Я пойду и на это.
Ирина
От улыбки станет всем светлей...
Аватара пользователя
Ирина Жгурова
Всегда рядом
 
Сообщения: 3243
Зарегистрирован: Пт ноя 16, 2007 2:25 pm
Откуда: Россия Тюмень

Адвайта для детей /Алан Оутс/

Сообщение Острижная Ольга » Пн авг 31, 2009 6:48 pm

Адвайта для детей /Алан Оутс/

Нельзя указать время возникновения мира, потому что он повторяется снова и снова подобно тому, как двигаясь по кругу, мы будем снова и снова возвращаться в одно и тоже место. Ведь окружность нигде не начинается и нигде не заканчивается…Подобно этому есть день и есть ночь, можно бодрствовать, а можно спать, люди живут и умирают, приходит лето, а затем зима. Ты не можешь жить так, чтобы у тебя все время было только что-то одно и не было другого. Ведь ты не мог бы знать, что такое черный цвет, если бы ты никогда не видел его рядом с белым.
Подобно этому бывает так, что мир есть, но бывает и так, что его нет. Еще это похоже на игру в прятки, потому что интересно всегда находить новое место для того, чтобы спрятаться. Бог тоже любит играть в прятки, но Ему не с кем играть, кроме Самого Себя, потому что кроме Бога в мире никого больше нет. Однако для того, чтобы выйти из этого затруднения, Он притворяется, что не является Собой. Таким образом Ему удается спрятаться от Себя. Бог притворяется, что Он – это ты и я, и все люди в мире, все животные, все растения, все камни и все звезды. Когда Он играет Сам с Собой таким образом, у Него бывают необыкновенные и удивительные приключения, среди которых есть страшные и даже ужасные. Однако все они просто напоминают плохие сны, потому что когда Бог просыпается, все, что Ему снилось, исчезает.
Вот и получается, что когда Бог прячется и притворяется тобой или мной, Он делает это очень ловко. Поэтому для того чтобы найти Себя, Ему может потребоваться довольно продолжительное время. Но этот долгий поиск очень интересен – именно на него Бог рассчитывал, когда начинал игру. Он не хочет найти Себя слишком быстро, ведь так играть было бы не интересно. Вот почему тебе и мне так трудно обнаружить, что на самом деле мы – это Бог в маске, играющий наши роли. Но после того, как игра закончится, все мы проснемся, перестанем притворяться и вспомним, что мы – одно Я – Бог, являющийся всем тем, что есть в мире, и живущий веки вечные.
Тебе, конечно, следует помнить, что Бог не похож на человека. У человека есть тело, и поэтому всегда существует что-то снаружи тела. Если бы снаружи ничего не было, мы бы не смогли заметить различие между тем, что снаружи, и тем, что внутри. Но у Бога нет тела, потому что он охватывает Собой все и ничто не лежит вне Его. Для Бога внутреннее и внешнее – это одно и то же. И хотя я говорил о Боге "Он", а не "Она", в действительности Бог – это не мужчина и не женщина. Бог – это Я целого мира, но ты не можешь видеть Его по той же самой причине, по которой без зеркала ты не можешь заглянуть в собственные глаза. Ты не можешь видеть свои глаза точно так же, как ты не в состоянии укусить свои зубы или посмотреть, что творится внутри твоей головы. Твое "я" спрятано так искусно потому, что в тебе прячется Сам Бог.
Ты можешь спросить, почему Бог иногда прячется в облике ужасных людей и почему Он иногда притворяется теми, кто страдает от страшных болезней и несчастий. Чтобы понять это, вспомни прежде всего о том, что Он фактически не подвергает опасности никого, кроме Себя. Вспомни также и о том, что почти во всех сказках, которые тебе нравятся, кроме хороших героев есть еще и плохие. И вся увлекательность повествования в том и состоит, чтобы узнать, как добрые герои победят злых. То же самое получается, когда мы играем в карты. В начале игры мы хорошенько перетасовываем их, что соответствует поступкам плохих людей. Но смысл игры в карты в том, чтобы привести в порядок всю эту путаницу. Тот, кто сделает, это лучше других, становится победителем. Затем мы перетасовываем карты еще раз и начинаем игру сначала. Точно так же обстоят дела с миром, в котором мы живем".
Не бойся направить другого по ложному пути, ты ли знаешь, какой - истинный?
"Судьба Ванталы"
Аватара пользователя
Острижная Ольга
Всегда рядом
 
Сообщения: 6431
Зарегистрирован: Пт сен 16, 2005 5:26 pm
Откуда: Аксуек/Санкт-Петербург Россия

Сообщение Ирина Жгурова » Пт сен 18, 2009 10:04 am

Я августу послала яблочный привет,
А он мне подарил подсолнухов букет

Это осенью у меня стихотворные строчки так и вьются и кружат над головой!
Вложения
.jpg
.jpg (32.53 КБ) Просмотров: 4186
2009,август в саду - 2.JPG
2009,август в саду - 2.JPG (45.16 КБ) Просмотров: 4186
Ирина
От улыбки станет всем светлей...
Аватара пользователя
Ирина Жгурова
Всегда рядом
 
Сообщения: 3243
Зарегистрирован: Пт ноя 16, 2007 2:25 pm
Откуда: Россия Тюмень

Сообщение Валентина Кайль » Пн апр 04, 2011 5:11 pm

Валентина Кайль (Харченко)

МЫ БУДЕМ СЧАСТЛИВЫ...

"Ни здесь, ни там спасенья нет -
Чернеют степи..." (Наум Коржавин)

Живя на разных континентах,
Давай, мой друг, поговорим!
Назад прокрутим киноленту:
Былому экскурс посвятим.
Когда-то Ева говорила:
«Адам, ты должен стать за плуг!
Земли дыханье даст нам силы,
Мы будем счастливы, мой друг!..»

Адам пахал, а Ева пряла.
Труд их кормил и одевал.
Земля тогда принадлежала
Тому, кто пашню засевал.
Прошли века. Трудились пряхи.
В полях рос колос золотой...
А зло и зависть, строя плахи,
Уже вертели шар земной...

И по Земле катились войны,
Их цель была одна — захват.
Тот стал и сытым, и довольным,
Кто был у власти и богат.
Но в пик советских идеалов
Мы были счастливы, мой друг!
Cтрана в то время процветала,
Господ в ней не было и слуг.

Теперь она - притон торговцев,
Рай олигархов, ад бомжей,
Где рассыпается под солнцем
Фальшивых посулов драже.
Дворцы возводятся магнатам -
Где колосилась прежде рожь...
Там строй менялся многократно,
И виноватых не найдёшь!

Противно, что настало время
Для паучья из всех щелей...
Но мы - писательское племя,
И можем сделать мир светлей!
Мы не изгои, не бродяги...
С державой нам не повезло:
Легко меняются в ней «стяги»,
Людей по свету размело...

Чужими стенами согретые
(у Ойкумены на краю!),
Хранят российские поэты
Культуру русскую свою.
Как почву новую растение
Воспринимает без любви,
Так ворохнётся боль сомненья,
Ген заволнуется в крови...

Закровоточит в сердце рана:
«Как там живёт страна моя?..»
Но, коль мы отпрыски Адама,
То наша родина - Земля?..
Побег из «бездны» обоснуем:
Причин найдётся миллион...
Но, почему же так волнует
Далёкий край, где ты рождён?..

Услышать вновь бы нам с тобою
Песнь колосящихся полей...
Да повести опять в ночное,
Как в детстве, резвых лошадей...
Что душам близко, то - родное,
Его нельзя искоренить!
Храним мы бережно святое -
Без корня дереву не жить...

Боль о судьбе России гложет
Неизлечимо, как недуг...
Когда страна подняться сможет,
Мы будем счастливы, мой друг!

27 января 2010 г.
Валентина Кайль
Философ
 
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Чт мар 24, 2011 4:46 pm

УХОДЯ, ОГЛЯНИСЬ...

Сообщение Валентина Кайль » Сб янв 19, 2013 11:13 pm

Врач открыл створку окна. Над карнизом свесилась бело-розовая ветка цветущего абрикоса. В комнату медперсонала, перебивая запах лекарств, ворвался тёплый, ароматный ветер; впорхнул мотылёк и весело закружился вокруг лампы.
- Ах, какой вечер! Чуете, девчата? Сады, как сумасшедшие, цветут! Погодка так и шепчет: "наливай"! Недурно нам за победу ещё по граммулечке принять. Веселей дежурство пройдёт.
Потирая руки и припадая на протез (ногу он потерял в 43-м под Сталинградом), врач вернулся к столу. Плеснул в три мензурки домашней наливки:
- Мой тост за будущее нашей страны! Великую победу одержал советский народ. Представляете, девчонки, какая счастливая жизнь начнётся?! Особенно, для вас, молодых...
- Доктор! - заглянула в дверь женщина с тёмными густыми бровями. - Там роженицу привезли. Вас спрашивают.
- Лобова! У тебя постельный режим, а ты всё ходишь! То таблетку тебе, то термометр... Ещё и пациенток встречаешь!
- Я шла сказать, что мне...
- Иди, иди уже в палату! Я подойду.
Врач подмигнул дежурившим с ним акушерке и студентке-практикантке:
- Тост испортила, каналья! А вы чего засуетились? Никуда роженица не денется, подождёт...
- Что значит, «подождёт»?! Да я вас под суд отдам! Всех лично перестреляю!
Врач испуганно замер: на пороге ординаторской стоял разъярённый сотрудник НКВД.
Офицер не шутил. Рывком выхватил из кобуры наган, взвёл курок:
- Спасайте мне жену и сына...

... Комендант спец-комендатуры выпил в тот день изрядно: тоже отмечал победоносное завершение войны. А к вечеру у его жены, ходившей на последнем месяце беременности, начались схватки. Местного фельдшера не оказалось ни в медпункте, ни дома. В разных концах деревни раздавались песни, звуки гармошки. Где искать?!
Матерясь и проклиная всё на свете, комендант запряг лошадь, бросил в телегу одеяло и спешно повёз жену в соседнее село, в больницу. Ехал напрямки - через поля.
От быстрой езды и тряски женщина разродилась в пути, в зелёной балке, усеянной ранними тюльпанами...

... В палате роженицы разглядывали младенца.
- Молодец, пацан, всё выдюжил!
- Победитель! Недаром в такой день родился - долго жить будет.
Мать гладила светлые волосики сына, а в душе разрасталась тревога. Под дулом нагана спасли её и ребёнка. Впрочем, сельский доктор оказался на высоте: сделал всё возможное и невозможное. Недаром о нём говорят: "врач от Бога"! Но, куда пропал их спаситель? Ни разу после той ночи не появился... Неужели, муж выполнил свою угрозу загнать доктора туда, "куда Макар телят не гонял"? Комендант мог это сделать...
- Смотрите, бабы, у мальчишки крест на переносице, - хмуря густые брови, заметила одна из женщин.
Лобовой не повезло. Пока занимались сыном энкавэдэшника, у неё случился выкидыш.
- У него крест на переносице, - мрачно повторила она, пронизывая ребёнка ревнивым, колючим взглядом. - Вот, видите, жилки крестом перехлестнулись. Это знак нехорошей судьбы...
Мать заслонила малютку рукой:
- Но, почему?!
- Откуда я знаю! Может, грех у тебя был. Или проклятье родовое...

... 76-й год. Конец апреля. Тёмно-серые облака лохматятся над укутанными в снежные пелерины вершинами отрогов Тянь-Шаня. Но в низине, где разбросан рабочий посёлок, уже зеленеют коврики травы, на кустарниках и деревьях раскрываются почки.
С гор в долину ведёт извилистая тропа. Слева от неё шумит хвойный лес, справа - рокочет порожистая речка, берущая начало с ледников.
Бесшумной тенью, не касаясь мёрзлой, каменистой почвы, в долину спустился молодой человек. Его бледное, заострённое лицо напоминает маску героя из античной трагедии.
Он быстро достиг подножия, и лёгкая усмешка на мгновение оживила восковое лицо: "Слетел, будто птица! Исполнилась мечта "очкарика" о полётах, с какой пришлось расстаться ещё в школе..."
С хребтов дуют пронизывающие ветры. Но уже четыре дня, с того воскресенья, когда вышел из дома матери, он не чувствует ни холода, ни тепла. Не ощущает голода, усталости. Не удивляется тому, что обрел способность молниеносно передвигаться в пространстве и времени, бывать одновременно во многих местах, проникать в прошлое... Всё важное для себя он узнал в эти дни...
Минуту назад с заснеженного пика он любовался манящими далями горной страны: "Сколько осталось неисхоженных троп... Сколько планов и задумок не завершено..."
Стремительно, подобно спортивному глиссеру (ещё одна нереализованная мальчишеская мечта - побывать на море! - сейчас казалась ему смешной), он пронёсся вдоль знакомой с детства шумной горной речки и ступил на каменный мост. Ещё несколько шагов и он окажется в посёлке, откуда внезапно исчез.
Он задержался на древнем, замшелом мосту.
Вдали синеют горы, качаются тёмные макушки столетних сосен. Под мостом клокочет вода, напевая извечную песню тающих снегов. Над оврагом, у огромного серого камня приютился бутон подснежника.
Любимое время года... Пора душевного подъёма, возрождения надежд...

Он вернулся из прошлого, от истока своей жизни...

Зимнее утро. Изба, перегороженная надвое русской печью. У покрытого морозными узорами окна - ёлка с гирляндой из картонных цифр: «1945 год».
В углу на узкой кровати «валетом» спят двое мальчишек, восьми и шести лет. Рядом, в деревянной кроватке посапывает четырёхлетняя девочка.
Папа ребятишек на фронте. Его портрет в плетёной рамке висит на стене.
Кареглазая женщина хлопочет у печи. Перед зеркалом, пристроенном над рукомойником, бреется молодой светловолосый мужчина. На спинке стула, словно соперничая с небогатой обстановкой жилища, красуется китель с нарядными погонами младшего лейтенанта НКВД.
Дверь распахивается. В комнату, впуская клубы морозного воздуха, входит нежданный гость. Хозяин дома. Муж. Отец...
Женщина тихо вскрикивает.
Только Богу известно, что творится в душе фронтовика, Гвардии старшего лейтенанта, прибывшего после госпиталя в краткосрочный отпуск.
Но слова чеканятся сдержанно:
- С "законным" браком, дорогая супруга! Не ждала? Да ты не волнуйся! Объяснять ничего не надо. Мне уже всё рассказали. Я заберу детей и уйду...
Старший сынишка узнал сразу: «Папка!» Смущённо прижался к отцу и другой мальчик. А девчушка папу не помнит. С громким плачем потянулась к матери...
Мальчишки одеты. Отец сложил в вещмешок подборку энциклопедий. Снял со стены свой портрет. Женщина разрыдалась.
- Не троньте вещи! – потребовал "энкавэдэшник".
- Не смеши, молодожён! - с брезгливым недоумением смотрит боевой офицер с высоты своего роста на тщедушного, но "неприкосновенного сотрудника Внутренних Дел".
Тот дрожащими пальцами застёгивает пуговицы кителя. Мыльная пена на щеках придаёт ему комический вид. Хорохорится:
- Оставьте пацанов!
- Мои сыновья будут жить у моих родителей. Дочку тоже заберу. После войны...
Женщина отчаянно простёрла руки в сторону захлопнувшейся двери. А под её сердцем торкнулась, напомнив о себе, новая жизнь. Его жизнь.

... Он бродил по селу, выросшему на торфяных болотах. Во время войны эти болота осушали, отвоёвывая почву под посевы, депортированные из Поволжья немцы. Его отец был комендантом над ними.
Он слышал давние, осторожные пересуды.
"Запугал комендант заведующую детсадом: или тюрьма, или..."
"Стукач донёс, что она отпустила с работы прачку, немецкую девчонку, в соседнюю деревню больную мать навестить. Хлеба казённого дала. Начальник немку в побеге обвинил, а заведующую – в хищении. Потом замял дело - чужая жена понравилась!"
"Взял чужое, отдавать будет своё..."
Он видел, как обняв маленькую дочку, плакала мама: "Война виновата... Гитлер виноват..."
Через много лет его сестра узнает, что у неё ещё есть братья, что её родной папа, имевший до войны мирную профессию учителя, погиб в конце января 45-го...
Мать фронтовика шлёт коменданту проклятье: "Чтоб ты сгорел, проклятый!.."

... Мелькают населённые пункты, куда по службе перебрасывали коменданта.
1945 год. 9-е мая. Комендант, остервенело нахлёстывая лошадь, везёт жену в роддом...
Его единственный сын родился в зелёной балке. Отец перекусил младенцу пуповину, перевязал полоской ткани, оторванной от носового платка.
И пожилая женщина, узнав о рождении "этого" ребёнка у бывшей невестки, произнесла страшные слова: "Чтоб он сдох..."

... В райцентре, куда перевели отца, повысив в должности, цвели сады, ворковали голуби. Родители занимались обустройством жилья и проглядели сынишку. Двухлетнего малыша из уличного водопроводного люка, доверху наполненного водой, вытащил сосед.
В трёхлетнем возрасте мальчишку вызволили из-за колючей проволоки зоны ИТК, где метались овчарки, натренированные сторожить и рвать людей...
"Есть у моего крохи Ангел-хранитель!" - говорила мама.
Сколько она переживала за него, за старших сыновей, выросших на стороне... За дочь, ненавидевшую отчима... Она, пожалуй, и сама ненавидела мужа из-за его диких вспышек ярости. Исполнительный служака на работе, дома отец превращался в монстра: в пьяном угаре крушил утварь, унижал жену.
Красавица, умница, она терпела побои и оскорбления. Словно несла свой крест...
Отца уволили из органов НКВД за очередной "дебош в быту". Семья оказалась в затерянном среди гор шахтёрском посёлке, где отцу давний друг, начальник отдела кадров, подобрал должность заведующего складом технического снабжения рудника...

... Синеют горы. Зеленеют лужайки. Поёт река.
Хотелось сорвать подснежник у камня: "Для мамы..." Цветок, проскользнув сквозь пальцы, остался на месте...
Он шагнул в посёлок и попал в странный людской поток. Увидел любимую учительницу, кивнул ей. Но та отвернулась. Не узнала? Когда-то она сокрушалась, что он, один из лучших её выпускников не стал поступать в институт. Пошёл работать на производство. Спешил стать независимым!
Вчерашний школьник, отличник, шахматист, он ещё не знал, насколько жестоким и несправедливым бывает мир. Не предполагал, что реальная действительность окажется непохожей на иллюзорный мир, созданный в его сознании под влиянием советских книг и фильмов...

Хмурится небо. Мерно шуршат шаги. Скрипит под множеством ног щебень на дороге, покрытой выбоинами. Вдоль дороги тянутся одноэтажные постройки, когда-то наспех возведённые заключёнными. Посёлок вырос в войну, когда стране нужен был свинец. С тех пор тут мало что изменилось, разве что, появилось несколько кирпичных двухэтажных зданий. Посёлок городского типа, но городом здесь не пахнет: рядом с жилищами ютятся сараи, загоны для скота, выгребные ямы...

Он видит соседей. Коллег по дизельному цеху, куда ему в январе после освобождения из мест лишения свободы посчастливилось устроиться. Машет рукой, пытаясь привлечь к себе внимание, но все увлечены каким-то событием. Куда идут люди?
В толпе мелькнул друг юности. Амбициозный и трусоватый, дружок умел провоцировать стычки. Сколько раз приходилось "из солидарности" ввязываться в затеянные им разборки с ребятами!
"Прячется, стервец! Да Бог с ним... Разве я лучше?.."
Вот и знаменитый шахтёрский клуб. «Очаг культуры»! "Ристалище" для юных "бойцовских петухов". Тут в шестидесятых, на танцах, бойко функционировал буфет. "Не отходя от кассы", вспыхивали пьяные потасовки. Конфликты порой принимали серьёзный оборот. Стенка на стенку шли! Самым позорным для юнцов было - прослыть трусом!
Никто всерьёз не занимался молодёжью. Время от времени здесь спонтанно, наспех проводились спортивные или "культурно-масовые" с художественной самодеятельностью мероприятия. Для "галочки"! Дрались ребята от скуки. В стычках доставалось и участковому, единственному в посёлке стражу порядка!..

Далее - шахтёрская столовая. Здесь тоже отпускали спиртное. Отпахав в забое смену, работяги расслаблялись. На пустом месте возникали мордобития.
- Я - шахтёр! - стучал себе в грудь какой-нибудь отец семейства.
- А я что, пальцем деланный? Я тоже шахтёр! - парировал его "оппонент", размазывая кровавые сопли.
Было кому подражать. Немало шахтёрских отпрысков в период хрущёвской оттепели и в благополучные годы застоя побывали в "местах не столь отдалённых". Государству страны Советов во все времена нужны были дармовые рабочие руки.
Начальство рудника смотрело на досуг трудящихся сквозь пальцы. Главное - не сорвать государственный план!

"Nota bene! - невесело подумал он, поравнявшись с большим двухэтажным зданием на пригорке. - Вот она, злополучная гостиница..."
Здесь, на втором этаже было когда-то девичье общежитие. Отсюда его дважды уводили в наручниках...
Всплыло в толпе неприятное мужское лицо. Эту жирную рожу побил он весной 65-го. Пьяный мужик в майке, учинивший драку с поселковыми ребятами в женском общежитии, оказался командированным сотрудником районного военкомата! Доказывать что-то было бесполезно. Унижаться - тоже. Напрасно мать, чуть ли ни на коленях, умоляла простить сына. Не помогли и характеристики с работы, из школы.

- Я проучу этого засранца, чтобы другим соплякам неповадно было! - пригрозил военком.

На суде предал друг. Умолчал о том, что разбушевавшийся "дядя" ударил первым; не рассказал об элементарном разнузданном хамстве военкома. Испугался! Дружку предстояло служить в армии...

Тюрьма – не баня. Не правит, не лечит. Калечит.
Только отбыл трёхгодичный срок, и – новый инцидент. В том же общежитии! Но, какой нормальный парень потерпит, когда при нём унижают девушку?
А кого волнует, что ты наказал подонка, если биография твоя уже с клеймом?!
Та девчонка прислала ему в зону фотографию. Из Дворца бракосочетания... Светлой дымкой струится в толпе образ его первой и последней любви.

Бегут, проплывают тени.
Немочка, которую его мать в 44-м спасла от ареста. Старый доктор, сгинувший в колымских лагерях. Уколола взглядом бровастая Лобова, заметившая знак на его лице. Крест с возрастом исчез, а судьба осталась...
Сурово взглянула бабушка, пожелавшая ему смерти...
Прошли конвоиры с собаками. Эти здесь зачем?! На мгновение он оказался у ворот колонии, где отбывал свой второй срок... Как он жаждал вырваться из этой "человеческой помойки", "задворок общества", где наряду с закоренелыми преступниками частенько оказывались и такие, как он, "правдоискатели"!
Не брал чужого. Не лгал. Не ловчил. Мечтал учиться, обзавестись семьёй...

Он увидел своего отца.
- Папа!
Отец покачал головой и пропал.
Ну, да... Отец погиб в случайном пожаре, когда сына посадили в первый раз.
Он видит мать. Почему она впереди этой толпы? Почему так осунулась, постарела?
- Мама! Мамочка!
Мать не оборачивается.
- Сестричка! Братья! - зовёт он. - Оглянитесь, я здесь!
Нет, никто не слышит его.
Охочие до зрелищ, односельчане собрались на главной улице, чтобы принять участие в печальном шествии. На лицах - скорбь, а разговоры... Боже мой, о чём они приглушённо говорят?! О способе засолки огурцов, о чьей-то свадьбе, о товарах в универмаге...

Он утратил способность проникать в нужные ему пределы. Тщетно пытается растолкать людей. Они не ощущают его толчков, не чувствуют его дыхания, не реагируют на крики.
Смотрят сквозь него, как через стеклянный сосуд!
Он споткнулся, упал, и люди прошли по нему. Он слышит, как хрустнули его очки под чьей-то ногой. Тьма мгновенно окутывает его.
Такой же треск он слышал в ту ночь, когда шёл по горной дороге со своим убийцей. И так же темнота ослепила его. И было невыносимо больно от наносимых ему ножевых ударов...

Случайно ли вторгся в воскресный день в их компанию его палач? Или это злой рок, всю жизнь преследовавший свою жертву, наконец-то, настиг её?
- Почему ты это сделал? – спросили задержанного убийцу. - У вас был конфликт?
- С ним - нет... Его дружки "шутковали"... Кличку мою детскую вспомнили, назвали «холопом»! Я страшно разозлился. А он увёл меня, уговаривал, не брать новый грех на душу. Я ведь уже трижды сидел. За кражу, за драки...
- Да уж, успел ты натворить в свои 25 лет... Рассказывай. Не "за просто так" ты нанёс шесть ножевых ран, четыре из которых - смертельные?
- Он... Он мою мать "шалавой" назвал! Сказал, что «родила она меня и моих братьев от разных пьяниц подзаборных»!

Не хотел изверг сознаться в том, что под хмельными парами в нём просто-напросто взыграли нездоровые амбиции, что нож носил, дабы "выигрышно выглядеть" на фоне других...
Страшась справедливого возмездия, преступник изворачивался, лгал и на суде: "Оскорбили мать!"
Не ведало это чудовище, что для казнённого им человека слово "мама" было святым.
Ровно через год, также в праздник Пасхи, неопрятная, пьяная женщина умрёт на могиле парня, зверски убитого её сыном. Случайно ли это совпадение?..

Глухо ухнул барабан. Резко звякнули музыкальные «тарелки». Надрывно запели медные трубы.
"Это же меня провожают!" - понял он.
Здесь были все, кто так или иначе влиял на его судьбу - ненавидел, проклинал, любил...
Но, где друзья, оставившие его в ту страшную ночь один на один с безумцем?
А, может, и не было у него настоящих друзей? Была какая-то сила, постоянно вовлекающая его в водоворот опасных событий...
Никому невидимый, он отделился от толпы, взмыл к потемневшим облакам.
Сверху шахтёрский посёлок выглядел красиво. На горных террасах аккуратными рядами выстроились белые домики. На деревьях распускалась изумрудная листва, холмы покрывались бархатом зелёной травы. Щедрая природа старательно маскировала людские просчёты в обустройстве посёлка, выгодно преображая, приобщая его к весенней красоте горной долины.
Ему вдруг стало жаль уходить. Было же что-то хорошее в его жизни! Успешная учёба в школе. Учителя прочили ему большое будущее... Где-то на горных тропках ещё бродит безмятежное детство. Витают светлые, чистые юношеские мечты...
Но его уже ждали ТАМ... Это на земле зачастую расплачиваются за чужие грехи, а ТАМ каждый ответит уже за всё, что сам натворил...

Он задел облако. Слезами брызнул дождь. Последний в его земной жизни... Внизу люди суетливо раскрыли зонты.
Прости их, Господи...

10.08.11. Лемго. Германия.
Валентина Кайль
Философ
 
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Чт мар 24, 2011 4:46 pm

БЛАГОСЛОВИТЕ ЖЕНЩИНУ

Сообщение Валентина Кайль » Сб янв 19, 2013 11:15 pm

Сын Катарины побывал на своей родине, в поволжской деревне. И там, у бывших соседей, увидел свадебное фото матери - единственный, чудом сохранившийся снимок её довоенной молодости. Вернувшись из отпуска, о своей удивительной находке смолчал! Отдал фотографию на реставрацию.
И сегодня, во время юбилейного застолья он под всеобщий восторг преподнес маме, виновнице семейного торжества, большой портрет в золочёной раме!..
Ближе к полночи разъехались гости. Стихла музыка в просторном доме сына. В комнату Катарины перекочевали из зала пышные букеты, гора презентов! Она поставила свадебный портрет на комод - на видное место! - и с не стихающим волнением стала вновь и вновь всматриваться в дорогие черты. «Родной мой! Сколько ж мы не виделись... - шептали увядшие губы. - Это всё, что осталось от нашей юности...»
„И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей...“
- Бабулечка, неужели это ты?! Такая красивая, молодая невеста!
- Ну, конечно, я! - улыбнулась Катарина, обнимая правнучку. - Мне же не всегда было 90 лет!
- А это твой жених? - допытывается малышка.
- Это Артур, мой муж. Младший брат твоего прадедушки Георга...
Пятилетней крохе сложно разобраться в родственных связях, но, детским чутьём улавливая душевный трепет пожилой женщины, она с серьёзной миной констатирует:
- Тоже очень красивый! Вы оба, как принц с принцессой!
Фото, возникшее из далёкого, самого счастливого мгновения в жизни Катарины, горячей волной всколыхнуло её душу. Услужливая память ярко высветила эпизод...
… 1940 год. Солнечный сентябрьский день. Столы, накрытые в глубине двора. Угощение скромное, зато какие задорные переборы гармошки! Как лихо молодёжь выплясывает «гопса-польку»! Катарина в белом с кружевной отделкой платье. Сама и платье пошила, и кружева связала! Ей к лицу венок из восковых цветочков, заботливо изготовленный Анной Штольц, матерью жениха. А взгляд Артура такой восторженный, такой зачарованный, что у невесты от счастья кружится голова! Она любима самым дорогим, самым лучшим на свете парнем!
„Клянусь любить тебя в горе, радости, богатстве, бедности, в болезни и в здравии...“
Это был подарок судьбы. Подарок, какой единожды небесами отпускается женщине, и то - не каждой... И юная Катарина, успевшая побывать в жерновах жестоких лишений и обездоленности, не могла не оценить всей полноты божьей щедрости.
- Ты вся дрожишь, Кэтхен! - обжигает шёпот Артура. - Не переживай! Никогда, ничего не бойся. Я теперь всегда буду с тобой...
Легко дать клятву, когда оба опьянены счастьем! Но верность предполагает вечную преданность друг другу. Заботу друг о друге. Нежность. А жизнь подвергает порой таким жестоким испытаниям, что кажется: тут уж не до нежностей...
- Бабулечка, - голосок правнучки доносится откуда-то издалека. - Расскажи мне о своём Артуре! Расскажи, а где он сейчас?
- Где он сейчас... - задумчивым эхом отозвалась Катарина, всё больше окунаясь в воспоминания.
… Уже смерклось, когда Катарина вошла в Терновку. Голодная, озябшая, выбиваясь из последних сил, брела она по заснеженной улице и, наконец, увидела дом, который часто видела во сне. Дом, когда-то построенный руками её родителей...
Боже мой, здесь почти ничего не изменилось! Разве что грушевое дерево под окном стало выше да забор вокруг подворья покосился и глубже врос в землю. Она смотрела на светящийся огонёк в окне, вдыхала запах дымка, вьющегося из печной трубы, и на мгновение ей показалось, что вовсе не было двухлетней разлуки с родным очагом. Не было того кошмара, когда их семью в 37-м году (за то, что владели они этим домом, коровой, тремя десятками кур и гусей!) с новой волной обездоленных отправили этапом на Южный Урал.
Со многими, умершими в поезде от вспыхнувшей эпидемии, зарыли в башкирской степи бабушку и младшего братишку Катарины. Годом позже в уральской деревушке от голода друг за другом умерли родители.
Оставшись одна, девчонка перебивалась случайными заработками. За работу в крестьянских дворах платили куском хлеба, миской щей...
В конце лета она решилась бежать из ссылки. Домой! Без денег, без документов... Это был безумный, отчаянный шаг. Но, останься она на Урале, её тоже закопали бы в чужую, неприветливую землю...
Пешком и на «товарняках» всю осень пробиралась она к Саратову. В соседней с Терновкой деревне жила дальняя родственница отца. Тётка Софья была замужем за русским. Их не тронули, когда раскулачивали и выселяли немцев. К ним и направлялась беглянка, надеясь найти приют, сочувствие.
Почти три месяца шла Катарина через казахские, башкирские поселения, интуитивно опасаясь богатых казачьих сёл. Зачастую люди, ни о чём не расспрашивая, не удивляясь её «ломанному наречию», из сердоболия объясняли ей правильное направление, снабжали нехитрой едой, поношенной одеждой... Иногда давали ночлег. Но большей частью ей приходилось ночевать в стогах, в заброшенных сараях или под открытым небом...
… И вот родное подворье. Светится окно. В доме живут! В воздухе плавает безумно заманчивый запах жареной картошки.
После неожиданного снегопада, разгулявшегося накануне, несмотря на ноябрь месяц, небо усыпалось звёздами. Но морозец крепчает.
Катарина прижала руки к груди: «O, Gott! Hilf mir...» *
Она постучалась в ворота. Во дворе визгливо залаяла собачонка. Дверь избы отворилась, рявкнул хриплый мужской голос:
- Хто тута?
- Bin ich... Я хочу кушать! Essen...
- Я те вот щас дам «эссен»! Шатаются тута разные... А ну проваливай отсюдова!
Дверь захлопнулась. Остервенело лаяла псина.
В тяжком пути через уральские степи Бог хранил Катарину: не растерзали дикие звери, не обидели простые люди, не сбросили с платформы товарняка бродяги... А тут от своих ворот безжалостно прогнали!
Плача и уже не осмеливаясь проситья в избы, побрела она вдоль заборов на окраину деревни: «Будь, что будет. Сколько смогу, буду идти. Бог милостив, увижу своих...»
... Выплыла полная луна и ярким мельхиоровым светом охватила опушку леса, примыкавшую к железнодорожной насыпи. Доверяя цепкой памяти, Катарина направилась вдоль насыпи в сторону тёткиной деревни. Предстояло преодолеть ещё с добрый десяток километров. Дорога была накатанной: уже успели за день утрамбовать санями. И хотя силы были на исходе, Катарина чуть прибавила шаг. И вдруг на голубоватом от лунного света снегу она заметила чёрную точку, отделившуюся от лесной полосы. Эта точка, постепенно увеличиваясь, приближалась к ней. «Волк! - обмерла Катерина, ноги стали ватными. - Hilf mir, Gott...»
И тут послышались скрип полозьев, лошадиный топот, задорный свист. Волк остановился, медленно развернулся и поковылял к лесу.
Спасена! Почти падая без чувств, она протянула руки навстречу саням, гружёным сеном.
- Тпру-у-у! - крикнул возница саней. И двое молодых, крепких парней, оба в овчинных тулупах, с изумлением уставились на странную путницу: перепуганная девчонка, ночью, одна на лесной дороге!
Оборванная, исхудавшая, она показалась им беспризорным подростком. К счастью, они знали Софью Сидельникову и её мужа.
- Артур, - сказал по-немецки парень постарше. - Накинь, на неё фуфайку. Смотри, она вся посинела, бедняга! Боюсь, братишка, не довезём мы её.
- Ах, Георгий! Довезём, с ветерком доставим! - засмеялся другой, укутывая Катерину в свой тулуп и облачаясь в потёртый ватник. - Зовут-то тебя как, путешественница?
- Кэтхен...
- Очень хорошее имя! И как же это, Кэтхен, тебя мамка одну в гости отпустила?
Катарина промолчала. В уютной, тёплой овчине её мгновенно сморил сон...
… Воспоминания накатывались с новой силой, всё ярче вырисовывая давние события. Катарина не сразу почувствовала, что Оксанка нетерпеливо теребит её за рукав блузки:
- Бабуля, почему ты плачешь?
- Я не плачу, моя хорошая. Тебе показалось...
- Так расскажи мне про своего Артура! Какой он?
- Очень добрый. Смелый. Он меня от волка спас...
- Спас от волка?! Вот здорово!- восхитилась Оксанка. - А потом, что было потом?
- Спи, роднуша моя! Поздно уже. Подрастёшь, я тебе всё-всё расскажу...
... Семья тёти Софьи приютила Катарину, отогрела, отмыла. "Ты вот что, - сказал ей Степан Сидельников, муж тёти Софьи. - Особо не рисуйся, сиди дома, пока я тебе справку не выправлю." Он работал счетоводом в сельсовете и, хотя был незлобивым человеком, порядком опасался, как бы не нажить неприятностей с нежданной гостьей.
Катарина помогала тётке по дому и на колхозной ферме. Ухаживала за скотом, чистила стойла. Сидельникову удалось выхлопотать ей документ, и Катарину официально приняли на работу. Она вздохнула свободнее, хотя по привычке всё ещё жила со страхом в душе.
А весной, когда зацвели сады, случайно столкнулась с Артуром. Вспыхнула, зарделась.
- Ух ты! - заметно обрадовался и он. - Выросла-то как! Не узнать. А почему в клуб на танцы не ходишь? Тётка не пускает?
- Пускает. Сама не хочу. Я танцевать не умею!
- Невидаль какая! Научим. Придёшь?
- Не знаю...
Не в чем было Катарине ходить на молодёжные вечера. Но с той морозной ночи, когда красавец-парень укутал её в свой тулуп, она постоянно думала о нём! Мечтала заработать денег, купить приличное платье и покружиться с ним в вальсе!
Исполнилась девичья мечта! В новом с оборочками платье, в белых носочках, туфлях «лодочках», закружилась юная доярочка в танце с молодым механизатором!
Он стал провожать её с деревенских вечеринок. Когда впервые поцеловал, чуть сознание не потеряла! В 40-м году, в конце лета, Артур прислал к ней сватов.
Счастливо зажили молодые в доме свекрови. Но не успел закончиться их медовый месяц, как пришла беда. Октябрьской дождливой ночью обоих сыновей Анны Штольц, Артура и Георга, внезапно арестовали.
- Кэтхен! - крикнул Артур, когда их уводили.- Это ошибка, это чья-то глупая шутка... Во всём разберутся и мы скоро вернёмся... Я люблю тебя, Кэтхен! Жди меня...
Эмма, супруга Георга, была беременна. Но вместе с Катариной в течение полугода раз в месяц пешком за много вёрст, и в морозы, и в распутицу, ходила она в Саратов. Своих мужей женщины ни разу не увидели, хотя продукты, которые они приносили для них, в саратовской тюрьме принимали охотно.
В марте у Эммы родился мальчик. В память об отце Георгия и Артура ребёнка назвали Робертом. Катарина сразу привязалась к малышу: он так напоминал ей мужа!
Она обивала порог сельсовета, надеясь, что местные власти дадут какое-то прояснение о судьбе арестованных.
- Больше не ходи сюда, - боязливо оглядываясь, шепнул ей однажды Сидельников. - Ничего не выясняй. Осуждены они «без права переписки». Понимаешь, что это значит? Они враги советской власти! Мой тебе совет: забудь Артура. Ты - девка ладная, видная. Найди себе порядочного хлопца и выйди замуж. И чем скорее, тем лучше для тебя.
- Дядя Степан! - задохнулась Катарина. - Зачем вы так говорите? Какого «хлопца» вы мне прочите? У меня же муж есть!
- Муж объелся груш, - хмуро усмехнулся Сидельников. - Где он? Нету его! И в мой дом, прошу тебя, Катарина, тоже не приходи. Не подставляй нас под удар...
… Потом началась война. И депортация поволжских немцев.
Анна Штольц, обе её невестки и крошечный Роберт попали в Казахстан, на станцию Коскудук - глинобитный посёлок в песках Моюнкума.
Еще во времена строительства Турксиба на север от станции Чу в Коскудук была отведена ветка узкоколейки. По ней вывозился саксаул - главное топливо для Алма-Аты. До войны на заготовку саксаула посылались раскулаченные, теперь эту тяжёлую работу выполняли депортированные...
От всех переживаний и тягот, свалившихся на их семью, у свекрови отнялись ноги. Эмма, тоже хворая, ухаживала за ней и маленьким сыном. Скудный паёк, что получала младшая невестка как работающая, слабо поддерживал семью. Жили надеждой, что скоро вернутся Георг и Артур, испытания закончатся, снова все они заживут, как раньше. Но зимой 42-го Катарину мобилизовали в трудармию.
Бугуруслан. Поселили "трудармеек" в бывшем лагере для заключённых строгого режима: в бараках без окон и дверей. Наспех, с помощью тряпья, гнилых досок, женщины приспособили их под жильё. Спали вповалку по сорок пять человек в каждой "казарме".
Как страшный сон, всплыли в памяти Катарины рабский труд в каменоломнях, рытьё траншей для нефтяных и водяных труб... Говорят, что женщины живучи. Но сколько их погибло в трудармии под Бугурусланом от непосильной работы, от недоедания...
Подруги Катарины по несчастью, спасаясь от голодной смерти, ухитрились за своим бараком вырыть лаз под колючей проволокой. Замаскировали его травой, и время от времени в сумерках проникали на колхозное поле, что находилось рядом. Подкапывали картофельные кусты, ломали кукурузные початки...
Надзиратель и переводчик, из своих же «фольксдойче», прозванный женщинами за грубость и жестокость «вампиром» (Вlutsauger), в общем-то, закрывал глаза на их «вылазки», начальству не докладывал. Но время от времени кого-нибудь из "проштрафившихся" вызывал в свою «каптёрку». "На допрос"!
Застукал он как-то возле лаза и Катарину. Вечером вызвал к себе.
- Попалась на горяченьком, воровка? Раздевайся, - ухмыляясь, приказал он. - Кстати, я давно на тебя поглядываю. Если тебя подкормить, приодеть, красотка получится! Может, подружимся? Будешь сытой, пьяной и нос в табаке!
"Ненасытное животное..." - внутренне сжалась Катарина. Но внешне спокойно сказала:
- Не могу я быть любовницей. Грех это. Я замужем. Клятву мужу под венцом дала.
- Какому ещё мужу?! - расхохотался "вампир". - Это врагу народа что ли?! Думаешь, я не знаю? Его, поди, уже давно в расход пустили!
Он двинулся к Катарине. Она схватила увесистую кочергу, лежавшую у печки:
- Не подходи ко мне! Убью! Мне терять нечего...
- О-ля-ля...
Очередная жертва была в полной власти надзирателя, но он уловил в её взгляде и голосе такую отчаянную, страшную решимость, что не посмел прикоснуться к ней.
- Пошла вон, психопатка! Дура! - заорал он и выматерился.
Катарина шла к бараку. Душили слёзы: « Где ты, Артур? Где ты, мой хороший? Я знаю, ты жив! Возможно, вы с Георгом тоже в трудовом лагере? Или даже в Коскудуке? Может, нашли маму, Эмму, Робика?.. Я молюсь за тебя, Артур! Молюсь за всех нас. Пусть моя молитва поможет нам во всех наших путях! Пусть наша с тобой любовь хранит нас от зла, что гуляет сейчас безнаказанно по земле...»
Через год после окончания войны Катарина была вновь отправлена в Казахстан. Направили её на станцию Чу путевым обходчиком. И скоро она узнала, что её свекровь и Эмма умерли в Коскудуке зимой 43-го. Куда делся Роберт - неизвестно...
Катарина разыскивала мужа, деверя и племянника. Во все концы страны летели запросы. Куда и к кому только она не обращалась! Поиски были тщетны. На многие письма ей просто не отвечали.
Но бывают чудеса на свете.
- Во время войны я работала нянечкой в детском приюте города Чу, - как-то рассказала Катарине её сотрудница. - Зимой к нам из Коскудука казахи привезли сироту - мальчонку двух-трёх лет. Говорили, что ребёнок из депортированных. Документов при нем не было. Разговаривал он на немецком, да ещё и плохо. В общем, дали мальчишке русское имя и оставили в приюте...
Этот приют в 51-м году был расформирован и детей отправили в другой детский дом - в город Джамбул. Там и нашла Катарина уже десятилетнего Роберта. Хотя его звали Сашей и фамилия у него была русская, все приметы и даты совпадали. А у неё никаких сомнений не было: штольцовская порода налицо! - светлые, вьющиеся волосы, синие, как у Артура и Георга, глаза...
- Мама! Мамочка! - бросился ей навстречу худенький большеглазый мальчишка, когда она пришла за ним. - Я так ждал тебя! Я знал, ты придёшь...
Катарина восстановила его утерянные документы. Став ему матерью, всю нерастраченную ласку она отдала обретённому сыну.
- Артур, - дрожащей рукой гладит она своё свадебное фото. - Досталось нам лиха и после войны. Недостатки. Недохватки. Но надо было жить, поднимать парня, дать ему хорошее образование. А ещё... я искала тебя. Ждала всю жизнь...
Порой ей говорили: "На что надеешься, Катя? Кого ты ждёшь?! Столько лет прошло. Сватаются к тебе достойные мужчины. Ну и выходи. Мальчишке отец нужен..."
Но она верила, что однажды прильнёт к груди мужа и всё-всё ему расскажет: как ей жилось все эти годы без него... А как счастливо заживут они все, когда вновь встретятся!
Уже переселившись в Германию, после долгих поисков через Красный Крест, семья Роберта получила извещение: "Штольц Георгий и Штольц Артур расстреляны в ноябре 1940-го года в саратовской тюрьме. Реабилитированы посмертно." Выходит, когда Катарина с Эммой носили мужьям передачку, их уже не было в живых...
- Вот, когда довелось нам с тобой свидеться, Артур, - шепчет сквозь слёзы Катарина. - Мне уже девяносто... Не переживай за меня, родной! Роберт с женой, их дети, внуки - все заботятся обо мне. А посмотри, Артур, какая замечательная правнучка у нас растёт! Умная, добрая девочка. Может, не зря я прожила свой век...
- Конечно, не зря, мамочка! - раздался за её спиной весёлый возглас Роберта, вошедшего в комнату матери. - А почему наша стрекоза до сих пор не спит? Полночь уже! Отпросилась у родителей ночевать с бабулей, а сама бодрствует! Как это понимать, Оксанка? Мне что, позвонить твоим родителям, чтобы приехали за тобой?!
Роберт шутливо погрозил Оксане пальцем. А та подняла на дедушку не по-детски серьёзный взгляд:
- Не надо, не звони, деда... Я не сплю, потому что помогаю нашей бабулечке плакать!
Катарина нежно прижала к себе малышку:
- Солнышко моё драгоценное! Дай Бог, чтобы тебе и всем, всем другим деткам на земле никогда не довелось горько плакать...
Роберт только руками развёл, наблюдая трогательную сцену повлажневшими глазами.
Со свадебного фото с любовью смотрел на своих близких Артур Штольц, муж Катарины, оставшийся навечно молодым и красивым... В эту секунду пролетавший над юбилейными букетами цветов ангел начертал в воздухе большое, прозрачное сердце и тихо изрёк: «Благословите женщину...»

* „O, Gott! Hilf mir...“ - Господи, помоги мне. ( нем.)


23.12.12.
Валентина Кайль
Философ
 
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Чт мар 24, 2011 4:46 pm

Re: Литературное творчество

Сообщение Валентина Кайль » Ср июн 12, 2013 2:38 am

Пресбиопия
Валентина Кайль
До недавнего времени никаких проблем со зрением я не знала. «Надо же, видишь даже дальние горы! И до сих пор читаешь без очков!» - постоянно удивлялись мои сверстницы.
И сглазили, канальи!
Однажды перед глазами внезапно расплылся телеэкран: ни лиц не могла различить, ни титров не могла прочесть. Правда, книги я, по-прежнему, свободно читала без очков, но в моей квартире поселился стойкий полумрак. За окном сияло солнце, а в комнатах витал серый туман. Уроню что-нибудь на пол - ищу наощупь. Придут подруги - вижу тёмные силуэты. А уж горы вокруг Лемго вообще исчезли за тёмным горизонтом!
Дальше - хуже. «Доброе утро», - окликнул меня во дворе мужчина. Узнала соседа только по голосу...
Поход к офтальмологу всё откладывала, поскольку «терпеть ненавижу» шастать по врачам! А зрение, между тем, катастрофически падало.
Иду как-то по нашей улице. Моросит небольшой дождик. Вижу, по дороге навстречу мне медленно движется крупный странный предмет куполообразной формы. Остановилась, как вкопанная: «Крыша едет!» А испугавшая меня «крыша», оказалась всего лишь большим светлым зонтом в руках прохожего. «Вот и всё, - подумалось тогда. - Пора обратиться к глазнику, пока совсем не ослепла!»
- У вас катаракта! - радостно констатировал офтальмолог. - Надо срочно оперировать оба глаза!
Да уж... Любят германские врачи отправлять на операции.
В лексиконе моего немецкого появилось новое словосочетание: «graue Star». Не скрою, подвергаться каким-либо экзекуциям (даже необходимым) особого желания не было. Перед первой операцией я перетряслась порядком! К счастью, она прошла успешно, заняла всего-навсего минут пятнадцать и тут же мне подарили на память фотографию, запечатлевшую исторический момент замены моего природного глазного хрусталика на искусственный.
Удивительное дело: когда на другой день мне сняли повязку, всё вокруг предстало передо мной в ярком свете, будто вырвалась я на божий белый свет из тёмного подвала!
Через пару месяцев тоже с успехом привели мне в порядок и второй глаз. Но тут возникла новая проблема. Оказалось, что в даль я теперь вижу прекрасно, даже - нижнюю строчку таблицы оптотипов, а вот читать без очков уже не смогу!
- У вас пресбиопия, - сообщил мне врач.
- ?!!
- Да не пугайтесь вы так! - засмеялся доктор, наверное, увидев, как я побледнела.
- Уж больно мудрёное слово! Сроду не слыхивала такого, - буркнула я, радуясь тому, что хоть врач попался русскоязычный.
- Обычная возрастная дальнозоркость, - толково пояснял он. - Пресбиопия - это потеря способности видеть объекты или мелкий шрифт на близком расстоянии. Увы, от развития возрастной дальнозоркости никому ещё не удалось уберечься. Возможно, это звучит как-то угрожающе, но на самом деле все намного проще! Естественный процесс старения организма и проявления пресбиопии настолько же естественны, как и образования с возрастом морщинок на лице. Выпишу вам рецептик на очки для чтения и все дела!
Я подошла к магазину «Brille Kuhlmann» как раз к открытию.
- Herzlich Willkommen! - любезно распахнул передо мной двери респектабельный господин в костюме и галстуке.
Только я вошла, тут же ко мне подскочили две шустрые девицы: «Чем вам помочь?!» Сказав, что хотела бы выбрать очки для чтения, я направляюсь к выставке образцов. Перехожу от стенда к стенду и всё больше поражаюсь дороговизне очков: 200, 300, 500, 1000 евро!.. От заоблачных цен из моих глаз, того и гляди, выскочат новенькие хрусталики! Бойкие сотрудницы магазина не отстают от меня ни на шаг, словно опасаясь, как бы чего не пропало! Одна из них надрывно-громко, круто поставленным «рекламным» голосом начинает рассказывать, как правильно выбрать очки:
- Необходимо знать, из какого материала изготавливают очковые линзы. Определяющими факторами здесь являются вес, толщина, оптические и спектральные характеристики. Самыми легкими линзами на сегодняшний день являются линзы из оптических полимеров. Они более чем в 2,5 раза легче стеклянных, а это крайне важно. Тяжёлые очки будут съезжать на кончик носа, а это пагубно скажется на вашем зрении...
- Не кричите, пожалуйста, - останавливаю её громогласный поток. - Я не глухая!
- Это автоматически! - ничуть не смутилась та. Она хотела, было, продолжить свою «лекцию», но я, заметив, что девицы переглядываются и беззвучно хихикают (явно, над моим «нижегородским» произношением!), решительно прерываю её:
- Мне нужны очки недорогие, но в прочной оправе!
Продавщицы подвели меня к небольшому стенду в углу зала:
- Это уже готовые. Они по 17 евро! Их заказывать не надо.
- Но здесь мне не нравится хрупкая, ненадёжная оправа.
- Тогда заказывайте! - в унисон выпалили девчонки и снова прыснули от смеха.
- Закажу. Но только предложите самые дешёвые!
И тут вмешался открывший мне дверь магазина респектабельный господин в галстуке, теперь с ехидной улыбкой наблюдавший мою «экскурсию» по торговому залу:
- Einе Minute, bitte!
Он вынес из подсобного помещения целую связку очков:
- Дама! Это, считай, подарок вам! Такие на заказ стоят по 39 евро!
Специальным прибором одна из девиц замерила у меня расстояние между глаз и «седло» носа.
Спустя несколько дней, я уже пользовалась довольно приличными, в прочной оправе очками. А через неделю... Потеряла их! Где я их забыла, трудно сказать. Ясно одно, что к перчаткам и зонтикам, которые я постоянно где-то забываю, теперь прибавились ещё и очки!
Помня неприятный осадок, оставшийся на душе после посещения «Brille Kuhlmann», в этот раз я отправилась в магазин оптики «Brille Fielmann».
Там встретили, как родную! Вежливо, внимательно выслушав мои запросы, юная продавщица с роскошной русой косой (девушка оказалась нашей соотечественницей) подобрала мне соответствующие очки. Заботливо обработав их дезинфицирующим раствором, сложила в чехол с мягкой салфеткой. Доброжелательно улыбаясь, она вручила мне мою покупку, гарантийный (на три года!) талон и прикреплённый к нему чек - всего-то на 5 евро!

09.06.13.




© Copyright: Валентина Кайль, 2013
Свидетельство о публикации №113061105184
Валентина Кайль
Философ
 
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Чт мар 24, 2011 4:46 pm

Пред.

Вернуться в Творчество

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron